?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: армия

[sticky post]Это моя шхера и мои правила.
нерп
ivvvv
Завёл ЖЖ, чтобы размещать здесь те матерьялы, которые хочется сохранить для себя.
Если журнал будет ещё кому нибудь интересен, я буду рад.
Матом ругатся можно, но в разумных пределах.
Пределы определяю я сам.
Банить буду
Так что никакой демократии.
Добро пожаловать  :)

Забытые герои июня 1941 г.
нерп
ivvvv
Под катком "Барбароссы". Гибель 62-го Брест-Литовского укрепрайона.

Карта боевых действий 17-го ОПАБ 62-го Брест-Литовского укрепленного района
898228_900



"Освободительный поход" Красной Армии в сентябре 1939 г. завершился установлением новой границы. Ее нужно было защищать, и, в соответствии с директивой Народного Комиссара Обороны от 26 мая 1940 г., было начато сооружение укрепленных районов: 62-го Брест-Литовского, 64-го Замбровского, 66-го Осовецкого и 68-го Гродненского.

В оперативно-тактическом отношении решение на размещение УРов непосредственно на линии государственной границы было неудачным. Строительство непосредственно на линии границы привело к тому, что ДОТы, ДЗОТы, противотанковые рвы, полевые укрепления, другие инженерные сооружения возводились на виду у противника, фиксировались им, а с началом боевых действий занимать позиции нашим войскам приходилось порой под прицельным огнем противника. В высшем военном руководстве существовала и другая точка зрения: создавать укрепрайоны в 25 - 50 км от линии госграницы, скрытно от противника. Однако, она была отвергнута.

Руководили строительством лучшие советские военные инженеры, в том числе генерал-лейтенант Д.М. Карбышев. В УР входило от 3 до 8 узлов обороны (УО), которые в свою очередь состояли из 3-5 опорных пунктов (ОП). В УО располагался отдельный пулеметно-артиллерийский батальон (ОПАБ). ОП, состоявшие из группы ДОТов, занимали роты соответствующего ОПАБ.

Значение укрепрайонов оценил командир 293-й пехотной дивизии вермахта, которая вплоть до 30 июня 1941 г. штурмовала позиции 17-го ОПАБ Брестского УРа в районе Семятичи северо-западнее Бреста: "Не подлежит никакому сомнению, что преодоление укрепрайона после его завершения потребовало бы тяжелых жертв и применения тяжелого оружия больших калибров". Однако до завершения строительства, вооружения и оборудования ДОТов было еще очень далеко. На 1 июня 1941 года в этом УРе, общей протяженностью 180 км, было забетонировано всего 168 сооружений, да и то лишь в первой полосе. Участок от Бреста до Влодавы и вовсе был не прикрыт железобетонными сооружениями. Всего же к началу ВОВ всего 23 ДОТа Брестского УР имели гарнизоны с вооружением, что составляло 16% от запланированных долговременных огневых точек. В разной степени готовности находились еще 69 сооружений. А участвовали в боях 50 ДОТов.

В 62-й УР входило 3 отдельных пулеметно-артиллерийских батальона: 16-, 17- и 18-й.
Read more...Collapse )

Битва за "Дорогу смерти"- 1
нерп
ivvvv
204-я воздушно – десантная бригада Бои за острова Максимансари и Путкисари.

15 февраля 1940г.


Про дорогу смерти:  http://ivvvv.livejournal.com/198437.html

Для востановления прерванной коммуникации сабжения 168 сд.("Дороги смерти"), командование выделило 204-ую воздушно десантную бригаду.
Бригада насчитывала 1450 человек. Это были прекрасно подготовленные и мотивированные бойцы - десантники, которых бросили под пулемёты в пешем строю.
До окончания войны было три попытки прорвать блокаду. Эта попытка была первой.

И так. 15 февраля 1940 года, в 5 часов утра   бригада заняла исходные позиции :
— 2-й батальон — северо-западные скаты острова Вахкимя-Сари. Задача: овладеть островом Максиман-Сари;
— 3-й батальон — северо-восточные скаты острова ПуткиСари. Задача: овладеть островом Петяя-Сари;
— 1-й батальон (без 2-й роты) во втором эшелоне в районе острова Вахкимя-Сари.
Батарея 329-го гаубичного артиллерийского полка имела задачу подавить прожектора и огневые точки противника на материке и острове Вуоратсу, не допустить фланкирования со стороны противника.
Командный пункт командира бригады — в северной части острова Вахкимя-Сари.


15 fevr

Наступление началось без артиллерийской подготовки в 5 часов 30 минут и велось без соответствующей артиллерийской поддержки. Прожектора и основные точки противника подавлены не были.

В 6 часов подразделения 2-го батальона были уже на подходе к острову, встретив сильное огневое сопротивление противникаRead more...Collapse )

Неизвестная «Дорога смерти» на Ладожском озере.
нерп
ivvvv
Все мы знаем о «Дороге жизни» снабжавшей Ленинград во время блокады.
О ней написано много книг, снято несколько фильмов, поставлено много памятников.
Огромное колличество  Ленинградцев было спасено благодаря мужеству тех, кто нес тяжелейшую службу на этой смертельно опасной трассе.
Однако, немного ранее, на Ладожском озере была ещё одна дорога - «Дорога смерти»,
о которой практически ни кто, ни чего  не знает, но героизма и трагизма там было не меньше.

Дело было во время «Финской войны», зимой 1939-40гг.

168-я стрелковая дивизия была сформирована из резервистов в августе во время больших учебных сборов в Череповце, и уже в начале сентября переброшена к границе на рубеж около Видлицы.
30 ноября 1939г., после неудачных Советско – Финских переговоров началась «Финская война». Части РККА на всем протяжении границы, от Балтийского моря до Ледовитого океана, перешли в наступление.
168 стрелковая дивизия  должна была вести наступление по восточному берегу Ладожского озера в направлении города Питкяранта и далее на Коринноя и Киттеля.
Первые дни боевых действий 168-я дивизия продвигалась медленно, но без особенных проблем. Противник отчаянно сопротивлялся, но в силу малочисленности не мог остановить продвижения дивизии.
10 декабря, на неделю позже срока, предусмотренного планом, 402 стрелковый полк 168-й дивизии занял город Питкяранта.  В последующие двое суток продвижение в западном и северо-западном направлении продолжалось, но уже с более упорными боями, поскольку в район боевых действий финны подтянули свежие части.
18 декабря 1939 г. 367 стрелковый полк 168-й дивизии занял населенный пункт Вурилампи, после чего левофланговые части 56-го стрелкового корпуса продвижения уже не имели.
Коммуникации дивизии были сильно растянуты. Местность в Карелии представляет собой леса, скалы и болота, поэтому дивизия наступала вдоль единственной дороги которая шла по берегу Ладожского озера. естественно, что снабжение дивизии осуществлялось тоже по ней. Этим и воспользовались финны.
11 января противник обошел дивизию по пересеченной местности, вышел к Питкяранте и перерезал дорогу снабжения. Дивизия осталась в окружении.

Уполномоченный особого отдела 168 дивизии младший лейтенант К.И. Огарков оставил следующие воспоминания о той чрезвычайно тяжелой ситуации, в которую попала его дивизия:

«Сложилась тяжелая обстановка. Участок дороги, перерезанный финнами, составлял примерно 8-10 км, и чтобы проникнуть в расположение окруженных войск, нужно было преодолеть этот участок под большой охраной. Первоначально это удавалось, но постепенно финны наращивали мощь и, в конце концов, полностью изолировали передовые части от тыла.»

Дивизия могла ещё обороняться, но не была способна к активным боевым действиям. Пробиться в «котел» по дороге Питкяранта-Кителя было невозможно.
Не смотря на это дивизия, укрепив оборону и заняв несколько окрестных высот, успешно отбивала все атаки финнов.

Вместо перерезанных коммуникаций было решено проложить новую трассу снабжения. Трасса пролегала по льду Ладожского озера мимо занятой финнами группы небольших островов. Дорога эта проходила от 0,5 до 1,5 км от берега и получила название «Дорога смерти».
Первыми на лед, вслед  за разведкой, по Ладоге двинулись, тяжело груженые конные обозы. Они доставили окруженцам боеприпасы, продовольствие и медикаменты. Обратным рейсом вывезли раненых, обмороженных и больных. Но очень скоро проводка обозов сделалась очень сложной, сопряженной с большими потерями.

800 doroga

Красноармеец А.Ф. Тюкаров из 168 стрелковой дивизии вспоминает:

«Когда поехали в другой раз, то дорога оказалась перегороженной. В лед были вморожены столбы и натянута колючая проволока в два ряда, и сделано это, как рыбу ловят сетью - обоз в нее попадал. Чтоб вперед ехать под пулеметный огонь, чтоб назад - под пулеметы. Поехало 106 подвод, а прорвалось только 5.  »

После того как финны протянули проволочные заграждения между островами, дальнейшее функционирование дороги прекратилось.
В 168 стрелковой дивизии подходили к концу боеприпасы, продовольствие и медикаменты. Съели всех лошадей. Начался голод.
Драматичную картину сложившейся обстановки рисует старшина 402 стрелкового полка 168 стрелковой дивизии А.В. Крутов:

«Для людей продовольствие кончилось, им - голодный паек. Фуража для лошадей не стало, они объедали другу друга хвосты, всю кору у хвойных деревьев съели до предельной высоты, насколько достает лошадь. Командование решило оставшихся забивать и сдавать на кухню. Когда и этот резерв кончился, питались, кто чем. Смотришь, красноармеец, еле сам идет, винтовку по снегу тянет и тащит найденную голову, ноги, или копыта какой-нибудь павшей лошади. В общем, кто что найдет - все в ход идет. Люди окончательно ослабели, валились с ног, все стало безразлично. Бродили в поисках пищи, рылись в снегу в надежде найти пищевые остатки, уши или копыта от лошади. Жуткая картина: боец Красной Армии бредет оборванный, закоптелый, грязный, ткни его, и упадет. А в землянках тепло. Тело разогрелось, распарилось, зачесалось, зудит, ползают вши. Выйдешь из землянки, снимешь штаны до колен и давай вшей в снег встряхивать, навалится их, как льняного семени на снег набросано. Личный состав в отчаянии: «Да когда же все это кончится! Неужели у нас не будет выхода из создавшегося положения?! Где высшее военное командование, где правительство?! Знают ли они о нашем положении, что хотят предпринимать?!» .

В феврале командование 15-й армии неоднократно пыталось отбить острова Петтясари и Максимансари, с которых финны мешали снабжению дивизии, но это не удалось. наступали по льду под пулемётным огнём. Потери были значительны.

6 марта 1940 года советские части после нескольких неудачных попыток деблокировали 168-ю стрелковую дивизию ударами по финским гарнизонам на островах Ладожского озера и ударом 11-й стрелковой дивизии из района Питкяранта.
Наступление началось, к вечеру все три острова были заняты, а также установлена связь с окруженной 168-й стрелковой дивизией. До конца войны части армии сумели продвинуться еще на несколько километров в направлении на Питкяранта.

О боях за острова: http://ivvvv.livejournal.com/198886.html

Японские пираты против испанцев.
нерп
ivvvv
Тема японских пиратов довольно тёмная. Кто они были? Ронины? Борзые феодалы? или просто деклассированные элементы разных сословий история умалчивает.
Тем не менее голландцы и португальцы активно использовали японских наёмников, которые отличались безбашенностью и жестокостью. Не смотря на то, что их гнобили и свои и чужие, не смотря на то, что Токугава Иэясу закрыл страну на 200 с лишним лет, пираты просуществовали практически до конца эпохи Токугава.

Оригинал взят у george_rooke в Давненько не было испанских терминаторов в ленте
Тема, вызывающая неистовый батхерт джапонофилов и катановедов.
Начиная с 1570-х японские пираты начали нападать на Филиппины. Цель самая простая – грабеж. Ибо Филиппины были перевалочным пунктом для испанцев, делавших закупки в Китае. Естественно, испанцам эти набеги рано или поздно должны были надоесть. Они и надоели, в 1580-м.
Прежде чем перейдем к делу, надо сказать, что фильмы типа «Семь самураев» или «47 ронинов» можно выкинуть на помойку. Из донесения генерал-губернатора Филиппин Гонсальо Ронкильо де Пеналоса: «Японцы – самые агрессивные соседи в этой округе. У них есть артиллерия, много аркебуз и пик. Они носят железные доспехи, хотя сами их не производят. Практически все закуплено у португальцев».
Тем не менее, как мы помним, испанцы времен Филиппа II были терминаторами, ибо «Пиноккио - марионетка из дерева, а Терминатор железный, - Соль не понял», и для решения японского вопроса на Филлипины был послан Хуан Пабло де Каррион, капитан испанского флота. В июне года 1582 года Каррион с 5 кораблями (1 мелкий галеон «Сан-Йосип», 1 галера «Капитана», 3 зафрахтованных малых судна) прошелся по Южно-Китаскому морю, где потопил 1 пиратский корабль из клана Тай Фусу. Ответ пиратов, сплошь ронинов, не заставил себя ждать. Вскоре 10 сампанов Тай Фусу появились в окрестностях Филиппин. На тот момент у Карриона был 1 мелкий галеон, 1 галера, 5 малых одномачтовых судов.
Гвоздем программы стали 40 закованных в доспехи испанских морпехов с рапирами. Но об этом позже. Пока что в устье реки Кагаян испанские корабли были зажаты и атакованы японскими пиратами-ронинами. У Тай Фусу было более 1000 людей, корейцы, китайцы, японцы, но главной ударной силой было примерно 500-600 японских товарищей, закованных в португальские доспехи, вооруженных аркебузами, пиками и катанами.

Первой была атакована галера «Капитана», окруженная четырьмя сампанами. Каррион, находившийся на галере, приказал сформировать, по типу боев во Фландрии, квадрат из пикинеров (три человека в ширину, пять – в длину, в две линии), внутри которого укрылись мушкетеры. Самураи в фирменном японском стиле ринулись с катанами наголо, и… наткнулись на пики, которые их просто остановили. Попытки перерубить пики катанами реального смысла не имели, хотя ронины сильно пытались. Изредка лес пик раздвигался – мушкетеры в промежутках давали залп – и пики опять сходились. Потеряв человек 20, японцы откатились, и начали обстрел из аркебуз. Однако потерь у испанцев не было – из-за паршивого пороха пули японцев имели низкую начальную скорость и просто расплющивались о доспехи испанцев.
Неизвестно, чем бы это все закончилось – но на веслах подошел «Сан-Йосип», и дал залп, который произвел на двух сампанах жесточайшие убийства и потери. Японцы отошли, а испанцы высадились на берегу, причем несколько испанцев утонуло, ибо с галеры пробовали добраться вплавь, а доспехи были довольно тяжелыми. «Сан-Йосип» же методично расстреливал тех сампаны, которые не смогли уйти и получили повреждения. По испанским данным было уничтожено до 200 пиратов.

К вечеру корабль отошел выше по течению.
Испанцы, высадившиеся на берегу, занялись наземными укреплениями, на которых разместили пушки, снятые с галеры, тогда как японцы получали подкрепления, и к вечеру количество сампанов у Тай Фусу возросло до 18-ти. Далее пошли игры понтов – делегация пиратов под белым флагом подошла к Карриону и попросила возмещения золотом и серебром за убитых, в этом случае обещая не атаковать испанцев. Ответ Карриона стандартен для фландрских дел – если пираты, скованными по двое, придут без оружия сдаваться – возможно он задумается о пощаде некоторых.
И ночью началась эпическая битва – 38 испанцев против 1600 пиратов, из которых 500 ронинов. На первый штурм японцы впереди себя погнали корейцев и китайцев. Цель была проста – вырвать, не считаясь с потерями пики, вкопанные в землю. Но испанцы тоже были не простаки – пики были смазаны салом, что вызвало изрядные неудобства и потери среди пиратов. Тем не менее за два штурма почти все пики были выдернуты, и на третий штурм двинулись закованные в броню ронины.
Несмотря на сильный огонь мушкетов они ворвались в траншеи и началась рукопашная схватка. Оказалось, что катаны совершенно не могут справиться с толедскими доспехами, тогда как рапиры испанцев легко протыкали сочленения в доспехах японцев. Более того – они отлично отрубали незащищенные ноги и головы, в отличие от катан, для которых толстый доспех испанцев который оказался неодолимой преградой.
Через полчаса японцы откатились. Если верить испанским отчетам – в рукопашных боях и схватках японцы потеряли до 70 человек, испанцы – 2.

После этой серии боев на реке Кагаян японские пираты резко снизили нападения на испанские поселения на Филиппинах. Так, в 1586 году военный корабль японского феодала Кюсю атаковал испанский торговый корабль в районе Лусона. Но ему быстро объяснили, что так делать нехорошо. По крайней мере на форты с постоянным гарнизоном пираты-ронины от нападений отказались.


Очередной Морской словарик (часть вторая)
нерп
ivvvv
Часть первая:
http://ivvvv.livejournal.com/170441.html

.....

МОРЕ ГОРБАТОЕ — волнение, шторм.

МОРЕ НА ЗАМОК (иронич.) — состояние или окончание служебного процесса в данный период. Обычно такое выражение относится к офицерам береговой, штабной службы. Корабль, в любом состоянии — он, как и цех с непрерывным циклом производства — никогда без присмотра не оставишь. Разве только временно, уходя в отпуск или находясь в составе “сходной смены”.

МОРСКОЙ ЯЗЫК — комплексный набор непечатных слов и выражений, предназначенных для управления кораблем, частью и соединением. (См. главу “Эмоциональный взрыв”).

МОРЯК, МОРЯКИ — военнослужащие, матросы и старшины по призыву. Здесь в разговоре применяется более узкое понятие, оставляющее за скобками офицеров и мичманов. Как у англичан — о личном составе экипажа — “officers and men”, где под словом “люди” тоже понимаются матросы и старшины. Поэтому, однажды, когда молодой английский матрос услышал команду “человек за бортом”, и внимательно пригляделся, то сказал: “нет, это офицер!”

МОРЯКИ С МОСКВЫ-РЕКИ — 1) офицеры, которые проходят службу в главкомате или частях центрального подчинения ВМФ 2) проверяющие из ГШ ВМФ или те из МО, кто почему-то носит военно-морскую форму.

Read more...Collapse )


Очередной Морской словарик (часть первая)
нерп
ivvvv

Найдено на просторах....

БЕСТОЛКОВЫЙ СЛОВАРЬ ФИЛИНА

Об авторе: Белько Виктор Юрьевич родился в 1955 году в г. Грозный. Его детство и юность прошли в Казахстане, в г. Шевченко, на берегу Каспийского моря. С 1973 года- служба в ВМФ. Закончил Северодвинскую школу техников, Киевское ВВМПУ. Проходил службу на надводных кораблях и подводных лодках Северного флота, в структурах воспитательной работы соединений Кольской флотилии. Служил в гарнизонах Островной, Лиинахамари, Видяево, Полярный. Службу закончил психологом отдела воспитательной работы Кольской флотилии. Награжден государственными наградами. Книга: "Записки старого филина или мерфинизмы по-флотски" впервые издана в 2001 году и выдержала еще два издания. Автор книг: "Исторические досуги в кают-компании или Клио в тельняшке", "Легенды о славном мичмане Егоркине". Капитан 2 ранга запаса. Награжден правительственными наградами. Живет и работает в г. Полярный.


АЗБУКА — активно применяется название букв по славянской азбуке, при приеме и передаче непонятных из-за искажений слов применяются только славянские обозначения букв, никаких имен, как это принято в других сферах. Также передаются и аббревиатуры. Например: ВМФ будет названо как Веди-Мыслете-Ферт, а не Василий-Марина-Федор, как сделал бы это армейский телефонист. И это распространено при обычном общении между моряками. Если кто-то в ответ на вопрос: "Как ваши инициалы?" ответит, например, Веди-Глаголь, значит, скорее всего, это моряк.

АТОМНАЯ БОМБА ВЗОРВАЛАСЬ, И ПОДМЕСТИ ЗАБЫЛИ! — крайняя степень беспорядка и антисанитарии на корабле или береговом объекте.

БАКЛАН — 1) пища, угощенье (напр.: ночной баклан) — тайная вечеря вахты где-то на боевом посту. Бакланить — есть. 2) обжора. 3) Прозвище больших морских чаек, которым уже лень ловить рыбу где-то в море, королев всех прибрежных помоек и пищевых отходов. Многие уверены, что это истинное название породы птиц. 4) военнослужащий морской авиации. Выражение чаще применяется к личному составу, проходящему службу по призыву.

БАНКА. БАНОЧКА — как термин, это конечно сиденье в шлюпке. Распространенное название сидений вообще, как бы они не выглядели — и табуретки, и банкетки, иногда даже стулья и кресла. “Стоять на баночке” — нести вахту дневального по казарме, кубрику.

БАРСИКОВА (БАРСИКОВАЯ) МЕДАЛЬ — обобщенное название юбилейного знака или значка, который таскают на мундире, вопреки всяким запрещениям и уставным ограничениям.

БАЧКОВАНИЕ — устаревшая система питания матросов и старшин срочной службы на кораблях, которая состояла в том, что бачковые, т.е. матросы, по очереди назначаемые для получения пищи с камбуза и накрытия “баков” (раскладных столов) по своим кубрикам, стремились изо всех сил получить пищу быстрее конкурентов, а также выклянчить у кока “со дна пожиже”, и, особенно, раздобыть ценные мясные кости, через установление знакомства с камбузным нарядом. Естественно, возникала конкуренция, а за ней — перепалки и стычки, старослужащие тоже стремились поставить вместо себя матросов помоложе всеми правдами и неправдами. Все это доставляло головную боль старпому и заместителю по политической части, которые, как водится, тоже организовывали ее нижестоящим командирам боевых частей, заставляя их поддерживать должный порядок. Короче, как тогда говорили, “Майн кампф и бачкование”. Система пропала вместе с последним кораблем без специального помещения столовой личного состава. Но часть аналогичных, вечно живых особенностей взаимоотношений людей при дележе пищи, и связанных с этим проблем еще остались.

Read more...Collapse )


Японское Гестапо - Кэмпэнтай
нерп
ivvvv
Оригинал взят у oper_1974 в Работа японской Кэмпэйтай. ( 34 фото )
      О зверствах Гестапо знают практически все, однако мало кто слышал об ужасающих преступлениях, совершённых Кэмпэйтай, военной полицией модернизированной Императорской армии Японии, основанной в 1881 году.
            Кэмпэйтай была обычной, ничем не примечательной полицией до роста экспансии японского империализма после Первой мировой войны. Однако со временем она стала жестоким органом государственной власти, юрисдикция которого распространялась на оккупированные территории, военнопленных и покорённые народы. Сотрудники Кэмпэйтай работали как шпионы и агенты контрразведки.


Read more...Collapse )


x_c1928c16.jpg





Найдено на просторах ФБ...
нерп
ivvvv

МАКАРОНЫ ПО-ФЛОТСКИ
Байка
На крейсер «Адмирал Сенявин» прибыл генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев. Брежнева на флотах не то, чтобы любили в верноподаническом захлебе, но уважали в отличие от его предшественника Хрущова, за его боевое прошлое (Брежнев начинал службу как танкист), и за то, что именно при нем страна обрела самый мощный флот за всю историю России.
Вечером в салоне флагмана были накрыты столы торжественного ужина. В свите генсека были кремлевские повара, которые привезли с собой и кремлевские продукты. Офицерский камбуз крейсера был отдан им в полное распоряжение. Все корабельные коки были удалены, оставлен был лишь старший кок-инструктор мичман Галушко. Он показывал заезжим гастролерам где что на камбузе включается и выключается. А у входа на камбуз встал дюжий атлет в сером штатском костюме спортивного покроя с узким черным галстуком.
Столы в адмиральском салоне ломились от немыслимых яств. Были тут и балыки осетровых пород, и все виды драгоценной икры, вообщем, «зайцы тушенные и почки верченые», одним словом – пир горой. Леонид Ильич обвел пиршество довольным взглядом и вдруг спросил:
- А где же макароны по-флотски?
Вопрос был задан то ли в шутку, то ли всерьез. Но командир крейсера шуток не понимал, принял позу по стойке «Смирно» и доложил:
- Товарищ Верховный Главнокомандующий, макароны по-флотски будут поданы через десять минут!
- Через пять! – Поправил его командующий Тихоокеанским флотом.
Командир подозвал помощника и отдал приказание:
- Время ноль!
Помощник рысью полетел на камбуз. Но у дверей офицерского камбуза его остановил атлет в штатском.
- Сюда нельзя!
- Но… Я же… Это мое заведование! – Опешил капитан 3 ранга.
- Сюда нельзя! – Очень строго повторил охранник.
Помощник лихорадочно искал выход из идиотского положения и нашел:
- Тогда позовите сюда мичмана Галушко.
Атлет приоткрыл дверь и гаркнул:
- Мичмана Галушку на выход!
Старший кок-инструктор и в самом деле похожий на галушку – плотный и округлый – предстал перед начальником.
- У нас макароны по-флотски есть?
- Никак нет! Вчерась были, сегодня нет.
- Михалыч, кровь из носу, но макароны должны быть! Генсек пожелал… Сам понимаешь – честь корабля и все такое!
- Понял. Сейчас сварим!
- Сейчас через час! Нужно через пять минут.
Галушко на секунду задумался:
- Вчера были макароны по-флотски. Расход для берегового караула оставили.
- Где расход?
- Да в 36-й кубрик бачок отправляли.
-Дуй туда и мигом в салон!
36-й кубрик в самой корме крейсера. Мичман помчался по бесконечным коридорам, перепрыгивая через комингсы водонепроницаемых дверей, ворвался в кубрик. Матросы, сидя за раскладным столом, доедали последние макароны. Мичман с надеждой заглянул в бачок – пусто.
- Стоп-машина! – Крикнул Галушко. Но матросы, почуяв недоброе, еще проворнее заработали челюстями.
- Кончай жрать, говорю! – Мичман с тоской смотрел, как пустели алюминиевые миски, как извиваясь, макароны исчезали в прожорливых матросских ртах.
- Боевая тревога! – Истошным голосом заорал Галушко. Рефлекс сработал. Мичман выхватил ближайшую миску и стал сгребать в нее недоеденные макароны.
- Фарш – вчерашний. Он испорчен! – Пояснял он по ходу дела. – Вы после этих макарон из гальюнов вылезать не будете. Вам сейчас нормальный ужин принесут.
Недоеденных макарон набралось миска с верхом. Провожаемый недобрыми взглядами старший кок-инструктор выскочил на ют и рванулся по левому борту, как добрый рысак. На его беду боцманенок подкрашивал возле мусорного рукава леерную стойку. Он отступил на шаг, чтобы полюбоваться на свою работу, и в этот момент его сшиб мичман. Миска выскочила из рук и макароны разлетелись по палубе. Бакланы, которые дежурили близ мусорного рукава, мгновенно кинулись на добычу. Галушко отбивался от наглых тварей. Птицы мстили ему старым птичьим способом, покрывая черную фуражку и спину, обтянутую кителем, жидкими белыми пятнами. Галушко собирал харч в миску, стараясь не наступать на макаронины. Палуба была хорошо продраена и пролопачена перед визитом генсека, желтые, как яичко, тиковые «половицы» не оставили на макаронах ни малейшего следа. Зато крупинки фарша усеяли благородную древесину жирными пятнами. Но мичману было не до палубы! Добежав до шкафута, он нырнул в палубный люк, скатился по трапу, прижимая драгоценную миску к груди. В командирском коридоре, откуда трап вел прямиком в салон флагмана, Галушко натолкнулся на неожиданное препятствие: брат-близнец прикамбузного атлета в таком же сером пиджаке преградил ему дорогу:
- Туда нельзя!
- Да мне… Макароны… Леонид Ильич… Командир… - Одышливо объяснял мичман.
- Ничего не знаю. Туда нельзя.
Охранник брезгливо взял одну макаронину и отправил ее в рот. Должно быть проверял – не отравлено ли? Спорить с ним было бесполезно. Но мичман Галушко знал подпалубный лабиринт крейсера лучше, чем кремлевский охранник. Поэтому, дав задний ход, спустился на три палубы вниз в ПЭЖ – пост энергетики и живучести. Оттуда через всю надстройку шла наклонная броневая труба защиты кабельных трасс. Она прикрывала в морском бою жизненно важные кабели от осколков. Труба эта шла в боевую рубку, но при этом проходила через «гарсонку» салона флагмана, где вестовые готовились к подаче блюд. Галушко заглянул в полутемное слегка подсвеченное жерло броневой трубы: бесконечный скоб-трап уходил по наклонной далеко и высоко. Галушко с детства страдал клаустрофобией – очень боялся тесного и замкнутого пространства. И теперь сердце его тоскливо сжалось. Но выбора не было. Держа миску с макаронами в вытянутой руке мичман отважно ринулся в железную теснину. Самое страшное произошло на полпути: связка кабелей выпучилась в одном месте так, что плотный и округлый кок-инструктор застрял – ни туда, ни сюда! Ужас объял мичмана, когда он увидел три серые острые крысиные мордочки, которые подбирались к миске с макаронами. Самая наглая почти рыжая от старости схватила верхнюю макаронину, свисавшую с и быстро сожрала ее.
- Кыш, хвостатая, кыш! – Заорал не нее Галушко, но пасюк и ухом не повел.
Вполне возможно, что привлеченные запахом жареного с лучком фарша, другие крысы лезут из глубины трюмов и кофердамов. Большим серым пасюкам ничего не стоило сожрать застрявшего в трубе кока. Галушко только на секунду представил себе такую участь, и его виски стали покрываться серебром седины. Ему показалось, что в каблуки его кожаных ботинок уже впиваются крысиные зубы. Мичман рванулся изо всех сил и… пролез через узкость! Не обращая внимание на маячившие перед глазами крысиные хвосты, он лез по скоб-трапу с резвостью марсофлота. А вот и она – заветная цель: лаз в «гарсонку». Галушко крутанул задрайку, но она не поддалась - резьба закисла. Электрики, сволочи, запустили матчасть, не проворачивали задрайки должно быть с полгода. Да и в трубу эту лазали, видно, не часто. Назад пути не было. Разве что только вверх, в боевую рубку? Но она сейчас, наверняка заперта. От отчаяния мичман Галушко заголосил песню, единственную песню, чьи слова он знал почти все до конца.
Врагу не сдается наш гордый «Варяг»,
Пощады никто не желает!
И тут задрайка лязгнула и люк в «гарсонку» приоткрылся. Любопытный официант из свиты генсека решил взглянуть на певца. Оттолкнув его, Галушко, в пыли, в бакланьем помете, предстал перед изумленным метрдотелем правительственного ужина. Но что мичману чужой метрдотель, пускай и кремлевский?! У него свое начальство, и Галушко ринулся к командиру с миской в руках. Телохранитель генсека не успел выхватить из под подмышки пистолет и уложить «диверсанта» наповал, как старший кок-инструктор влетел в салон.
- О, - обрадовался Леонид Ильич. – И макароны прибыли!
Командир посмотрел на часы и строго покачал головой – вместо отпущенных пяти минут прошло целых семь. Галушко попытался переложить макароны в фарфоровую тарелку, но генсек запротестовал:
- В миске давай, в миске, как на флоте положено!
Миску ему поставили на фарфоровую тарелочку-подложку, но ЧВС, член военного совета, политический руководитель флота, успел заметить, что по краю алюминиевой миски шла аккуратно выцарапанная надпись: «ДМБ неизбежно, как крах капитализма». Подостывшие макароны генсек лихо рубал ложкой, как заправский матрос (с вилками на крейсере было напряжно), и только дальнозоркость помешала ему прочесть другую надпись, выцарапанную на ложке: «Ищи, сука, мясо!»
- Вот это настоящие макароны по-флотски! – Сказал генсек, и все расплылись в радостных улыбках. – А добавки можно?
На этой убийственной для мичмана Галушко фразе можно было бы и закончить рассказ. Но справедливости ради надо сказать, что покончив с макаронами, тов. Л.И. Брежнев вручил старшему коку-инструктору золотые часы «Командирские» с гравировкой «За отличную службу от генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева». А миску, из которой руководитель партии и государства ел макароны по-флотски, поместили потом под стеклянную витринку в «ленинской каюте» корабля. Ложку же с неприличной надписью замполит крейсера забрал себе – на память. А потом, много лет спустя, подарил автору этих строк. Но главное все же в том, что честь корабля была спасена. .


Ужин японских офицеров
нерп
ivvvv
Оригинал взят у nektonemo в Ужин японских офицеров
Истории с публикаций в американской прессе черепов японских солдат широко использовались в антиамериканской пропаганде, и реакция была соответствующей.

Охотнее всего японские офицеры исполняли в ответ обряд кимотори (поедания сырой печени убитого врага). Одна из наиболее известных историй с ним, произошла на острове Титидзима в феврале 1945 года, когда японскими военными были убиты и съедены 5 американских летчиков.

Офицеры японской военной базы устроили тогда совместно с флотскими праздничный ужин, и в разгар веселья японский генерал Татибана приказал своему подчиненному принести немного «кимо» из свежей могилы недавно убитого военнопленного.


Подчиненный охотно выполнил приказ, и слегка поджаренная печень врага заняла достойное место на праздничном столе. Очевидно, не желая отставать от своего сухопутного коллеги, адмирал Мори приказал подать к столу американских летчиков, плененных недавно японскими моряками.
Некоторые из американских военнопленных были казнены до употребления их печени в пищу, но другим повезло гораздо меньше – их ели в течение нескольких дней, по мере необходимости ампутируя конечности, чтобы сохранить мясо свежим.

Этот случай стал достоянием гласности в 1947 году во время суда над 30-ю японскими военными, пять из которых (генерал Татибана, адмирал Мори, капитан Юоши, майор Матоба, и доктор Тераки) были повешены. А поскольку в международном военном праве нет статьи за каннибализм, то судили их за убийства и «лишение мертвых военнопленных почетного захоронения».

виа

генерал Tachibana